ОТ МЕЧТЫ К СТАРТАПУ В СФЕРЕ ЭНЕРГЕТИКИ

Франко Мембрини

Как историк придумал браслет, заряжающий электронные устройства от энергии тела человека.

Он изучал историю, работал журналистом и уже в 26 лет стал управляющим директором онлайн-газеты Граубюндена GRHeute. Однако он отказался продолжать этот путь и радикально изменил свою жизнь, создав тех-стартап.

Франко Мембрини – основатель и CEO компании Mithras Technology AG, превращающей тепло в электричество. Mithras разрабатывает браслет, который позволит каждому пользователю заряжать свой смартфон от энергии, вырабатываемой его собственным телом. А также работает над интегрированным решением, абсолютно не требующим использования внешних зарядных устройств. В этом интервью Франко рассказывает, что общего между историей и тех-компаниями, чем привлекателен сектор энергетики и почему мечтать иногда полезнее, чем планировать все до мелочей.

Твоя история звучит очень необычно. Расскажи, с чего все начиналось, какие интересы привели тебя к выбору профессии?

Я всегда был очень любопытным. Уже в детстве я был настоящим «книжным червем»: много читал и интересовался масштабными вопросами. А ключом к ответу на них для меня было слово «почему». Почему это устроено так, а не иначе? История прекрасно помогает ответить на такие вопросы, так что она с детства была моим любимым предметом.

То есть поступление на факультет истории стало логичным следствием твоих интересов?

Да, можно так сказать. В целом я довольно последовательно шел этим путем: сначала учился на историческом факультете Бернского университета, потом еще один семестр в Болонье, а затем получил степень магистра в Эдинбурге.

Позже я понял, что с точки зрения карьерных возможностей, история – не самая многообещающая область.

Было ли у тебя четкое представление о возможном развитии карьеры после окончания учебы? Где ты хотел работать тогда?

У меня всегда были большие планы, но я не знал точно, в каком именно направлении я их реализую. Я хотел, чтобы моя работа была комплексной, постоянно бросала мне вызов и желательно предоставляла свободу и независимость.

Во время учебы я рассматривал перспективу карьеры в госсутруктурах – например, в Министерстве иностранных дел. Позже мои интересы поменялись: я понял, что с точки зрения карьерных возможностей, история – не самая многообещающая область. Конечно, есть определенные варианты: например, преподавать, работать в музее или архиве; либо попробовать устроиться в международную организацию. Но такая работа все же не предполагает независимости.

Что ж, кажется, ты нашел отличный способ применить свои знания, выбрав карьеру журналиста в онлайн-издании. Кстати как это произошло?

Еще во время учебы я начал писать статьи о внешней политике. Затем меня повысили до должности выпускающего редактора, что подразумевало контроль подготовки всех материалов газеты. А после окончания университета мне предложили взять на себя руководство компанией, на что я с радостью согласился и стал управляющим директором издания. Это большая ответственность для «зеленого» выпускника вуза, так что я был очень счастлив получить такое доверие.

Каковы были твои ощущения, когда ты получил эту ответственную позицию?

Это был словно прыжок в ледяную воду. Едва закончив учебу и не разбираясь толком ни в чем, кроме истории, я должен был быстро освоиться в сфере реального бизнеса… Для меня это однозначно был ускоренный курс по менеджменту.

Как ты справлялся с этим напряжением?

Мне повезло, что меня очень поддерживала вся команда издания и собственники бизнеса, это было очень ценно. Я многому научился у своих коллег.

Можно сказать, что твоя карьера началась успешно. И все же, меньше чем через 2 года, ты решил все начать с нуля и построить компанию в совершенно иной сфере. Что тебя к этому подтолкнуло?

Да, все верно, я мог бы продолжить карьеру в СМИ и, вероятно, стать успешным в этой сфере, с учетом моего опыта и бэкграунда. Меня часто спрашивают, почему я решился на такие радикальные перемены, а я до сих пор не могу дать «хорошего» ответа. Наверное, я всегда хотел сделать что-то большее, но мне понадобилось время, чтобы понять, что именно.

В то время я читал книгу о человеке, который разработал двигатель, совершивший технологическую революцию в мире. Это вдохновило меня задуматься над темой энергетики и современных технологий в целом. Я начал изучать этот вопрос. Чем больше я читал, тем больше понимал, насколько безграничен потенциал в этой сфере, сколько масштабных решений еще не придумано и как они могут изменить нашу жизнь в будущем.

Центральный конфликт в индустрии получения энергии – централизованное производство и децентрализованный спрос. Энергия производится не там, где она нужна.

Почему тебя так заинтересовала тема получения энергии, какие именно вопросы привлекли твое внимание?

Центральный конфликт в индустрии получения энергии – централизованное производство и децентрализованный спрос. Энергия производится не там, где она нужна и где она используется. Так, электростанция находится совсем не там, где мой дом, который потребляет ее энергию.

Второй конфликт энергетики – мобильность современного общества. Мы постоянно в движении, мы не привязаны к конкретному месту. Поэтому возможность получать энергию именно там, где она по факту необходима в данный момент, — очень ценное решение будущего. Устранение или, как минимум, сглаживание этих конфликтов обладает не только огромным экономическим потенциалом, но и может принести ощутимую пользу пользователям. Именно этот аспект является для меня самым увлекательным.

Возможность внедрения такой технологии звучит невероятно и даже напоминает сюжет scifi фильма. Все это – твоя собственная идея или ты узнал о нем из каких-то внешних источников?

На самом деле идея этой технологии существует уже очень давно. Томас Сибек описал эффект термо-электродинамики еще в 1821 году, и с тех самых пор существует идея создания термо-электрогенератора. Но только сейчас технологии достигли такого уровня развития, который позволяет превратить задумку в коммерческий проект. Благодаря научным достижениям в производстве материалов и микроструктурирования, сегодня мы можем строить генераторы, вырабатывающие достаточно энергии, чтобы поддержать или полностью обеспечить ей наши персональные устройства.

А как специалист из совершенно иной сферы думал ли ты, что есть причина, по которой такое устройство не существует? Что, возможно, есть объективные сложности? Задавался ли ты этими вопросами?

Разумеется. Не только я задавал себе этот вопрос — на начальном этапе проекта он был центральным аргументом тех, кто сомневался в идее. Но каждый, кто немного погружается в эту тему, достаточно быстро понимает, почему этой технологии до сих пор не существовало. К слову, термоэлектрические генераторы уже довольно давно используются в промышленных сектрах. Например, сегодняшний Марсоход оснащен таким генератором.

Отличие этих разработок от нашего решения заключается в том, что необходимая для их функционирования разница температур очень мала в человеческом организме. Поэтому до недавнего времени потенциальный выхлоп термоэлектрического генератора при работе от тела человека был слишком низким. Но сегодня мы вышли на тот этап, когда производство энергии становится все более и более эффективным — в основном благодаря достижениям материаловедения и микроструктурирования. С другой стороны, приборы и приложения потребляют все меньше и меньше энергии. Эти два фактора встречаются в центре тренда, и поэтому теперь внедрение таких технологий становится по-настоящему увлекательным.

Достаточно скоро я начал искать людей, которые, очевидно, знали об этой теме больше, чем я как историк.

Как именно ты работал над созданием самой технологии?

Сначала я изучил эту тему самостоятельно, но достаточно скоро начал искать людей, которые, очевидно, знали о ней больше, чем я как историк. Так что нельзя сказать, что я сам разработал технологию, — я скорее придумал концепцию продукта.

Почти сразу я познакомился со своим нынешним соучредителем, доктором наук Морицем Тиленом из ETH Цюрих, вместе с которым мы детально изучили все возможные технические решения. Он был не только талантливым ученым в своей очень специфичной области, но и с самого начала был заинтересован в этой идее.

Получается, тебя можно назвать мечтателем с активным подходом к исполнению своей мечты?

Да, можно так сказать. Я мечтатель – это точно; при этом я не только мечтаю, но и стараюсь воплотить свои задумки в реальность.

О создании какого продукта ты мечтал изначально? Какова была глобальная цель?

Нашим глобальным видением было предложить такое решение для технических устройств (особенно в медицинской сфере), которое позволяло бы им работать без батареек, аккумуляторов и любых внешних зарядных устройств. Это все еще остается нашей целью.

В качестве первого шага вы решили разработать браслет для персонального пользования, который позволяет всегда иметь при себе зарядное устройство, верно?

Да, это идея устройства для конечных потребителей. Можно назвать его микро-электростанцией, которая производит энергию снова и снова просто за счет того, что вы носите ее на запястье. Браслет создает дополнительный резерв энергии, который в любой момент можно использовать для подзарядки смартфона или другого устройства.

Как именно работает этот браслет?

Наше тело получает энергию через пищу. Часть этой энерги впоследствии снова высвобождается в окружающую среду в виде тепла. Сегодня эта тепловая энергия теряется впустую. Наша технология помогает сохранить часть энергии, пререработать и повторно использовать ее. В этом процессе участвуют два ключевых элемента: блок питания и термоэлектрический генератор, встроенные в браслет. Термоэлектрический генератор использует разницу температур между нашим телом и окружающей средой для запуска зарядки аккумулятора. После получения достаточного количества энергии можно подключить браслет к смартфону с помощью кабеля и зарядить его.

Термоэлектрический генератор использует разницу температур между нашим телом и окружающей средой для запуска зарядки аккумулятора.

Существуют ли ограничения или особые требования в этом процессе?

В принципе никаких, за исключением необходимости наличия разницы температур, которая присутствует практически всегда. Неважно, теплее или холоднее наше тело, чем окружающая среда, технология работает в обоих направлениях. Конечно, чем выше разница температур, тем лучше – в таком случае блок питания заряжается быстрее.

Потрясающе! И это не единственный продукт, над которым вы работаете, верно? Какие еще решения вы сейчас разрабатываете?

Второй продукт называется Mithras Core. Это генератор, интегрированный непосредственно в устройство, например, в панель смартфона или в медицинское оборудование. Он избавит от необходимости физически подключать устройство к внешнему источнику питания, поскольку будет просто перезаряжать его автоматически.

На каком этапе разработки находятся ваши устройства сегодня?

Мы находимся в стадии активной разработки, и наша цель — вывести продукт на рынок в 2022 году. В ETH мы уже создали первые прототипы, а теперь работаем над превращением их в готовые для продажи продукты. Для этого требуются дополнительные усилия по разработке, которую мы планируем полностью завершить к середине 2021 года.

Ресурсы — очень важный вопрос для технологического стартапа. Как вы работали в этом направлении?

Мне очень повезло, что моя семья поддерживала нас с самого начала и помогла предоставить финансовые ресурсы для запуска. Без этого мы не смогли бы стартовать так быстро. В общем и целом, всего через полгода после появления идеи мы смогли создать команду и запустить бизнес, что очень стремительно для такого проекта.

Какие еще шаги по поиску ресурсов вы предпринимали?

При поиске инвесторов очень важно иметь нечто конкретное, что можно презентовать. Это касается не только самого продукта, но и позиционирования компании в целом. Поэтому мы почти сразу запустили маркетинговые кампании, чтобы создать шумиху вокруг нашей технологии.

Достаточно скоро мы также получили лейбл спин-оффа ETH, который дает нам массу преимуществ. Во-первых, он позволяет легче найти наш проект; и с нами регулярно связываются самые разные люди от Лондона до Токио. Во-вторых, лейбл означает, что наш продукт — не просто креативная идея, а реально работающая технология. Это дает потенциальным инвесторам определенную степень уверенности, даже если они лишь поверхностно знакомы с технологией.

Техническое развитие — очень дорогое удовольствие, поэтому мы постоянно ищем новых инвесторов.

Насколько успешными были для твоей компании эти усилия? Смогли ли вы найти инвесторов?

К настоящему моменту нам удалось найти двух небольших инвесторов, что позволило нам продолжить разработку продукта. Так мы смогли построить первый демонстратор в лаборатории ETH. Но техническое развитие — очень дорогое удовольствие, поэтому мы постоянно ищем новых инвесторов. Нашей приоритетной задачей сейчас является завершение разработки прототипа продукта. И до тех пор мы стараемся минимизировать все побочные издержки.

Искренне желаем вам достичь этих целей в кратчайшие сроки! Давай теперь коснемся твоего опыта в запуска технологического стартапа. Насколько сильно отличается эта сфера от твоей предыдущей карьеры в медиа?

Разница не так велика, как можно было бы предположить. Моя роль, в первую очередь, предполагает управление проектами, в чем у меня уже был опыт. Конечно, теперь я работаю с другими темами и материалами, но в остальном у этих сфер есть много общего.

Как твое образование и профессиональный опыт помогли в работе над проектом?

История и гуманитарные науки в целом используют очень полезный метод работы: вы собираете информацию, интерпретируете ее, а затем принимаете решение. Этот навык принятия решений очень важен для любой компании или проекта, независимо от того, управляете ли вы журналом или создаете стартап.

Я бы сказал: планировать — это хорошо, но действовать — намного лучше.

Можешь ли ты уже сейчас сказать, в чем были твои ошибки при развитии этой компании?

Мы недооценивали, насколько трудно будет найти ресурсы, особенно инвесторов. Мы были абсолютно уверены в своем проекте: существует сотни вариантов использования этой технологии, рыночный потенциал практически безграничен. Поэтому мы думали: В чем может быть сложность поиска инвестора для такой технологии? Однако уже через полгода мы поняли, что это не так уж просто. Особенно сложно получить инвестиции на ранней стадии разработки продукта, потому что тогда вам необходимо убедить инвесторов не только в том, что у идеи есть большой потенциал, но и что ее реализация и масштабирование вообще возможны.

Что еще ты можешь посоветовать начинающим предпринимателям? Какие подходы взять на вооружение, каких ошибок избегать?

Я бы сказал: планировать — это хорошо, но действовать — намного лучше. Так, наш сегодняшний бизнес-план лишь отдаленно напоминает тот, который я впервые сформулировал полтора года назад. Он может обновляться каждую неделю или даже после каждой встречи. Он меняется непрерывно, так что если вы ждете идеального плана, то вряд ли сможете сделать шаг вперед.

Спасибо за эту интересную беседу и полезные советы! Мы желаем тебе больших успехов в дальнейшем развитии проекта!

Добавить комментарий