«Я НЕ ПЛАНИРОВАЛ ОТКРЫВАТЬ БИЗНЕС: ЭТУ ИДЕЮ МНЕ ПОДАЛИ КЛИЕНТЫ»

Бенджамин Лайтшу

Независимый инженер-эколог

Личный опыт работы на стройке привлек его внимание к вредным строительным веществам и побудил поступить на факультет инженерной экологии. Сложная ситуация на рынке труда в родном Франкфурте вынудила к поиску работы за границей и переезду в Цюрих. Настойчивое желание клиентов работать именно с ним даже после его увольнения подало идею открыть свое дело. Такая цепочка событий привела Бенджамина туда, где он находится сегодня.

Но Бенджамин не просто плывет по течению: он активно строит свою жизнь, так же, как помогает строить безопасные здания. В этом интервью Бенджамин рассказывает, почему важно быть прагматичным, планируя предпринимательство; почему закон – ключевой вопрос экологии; какие угрозы от строительных материалов должен знать каждый, и чем увлекательна работа инженера.

Скажи, ты всегда хотел быть инженером? Что побудило тебя к выбору этой профессии?

Пожалуй, я всегда интересовался технологиями. Мой отец был электриком по коммуникациям, он установливал сигнализации, например, в музеях. Поэтому в детстве вместо походов в кино мы с ним все время что-то строили и мастерили. Кажется, я создал свою первую сигнализацию для велосипеда лет в 11. Так что техническая сфера мне была интересна всегда.

Но инженером я стал не сразу: после окончания школы я поступил в училище на специальность машиностроение. Правда уже после второго семестра понял, что мне это не слишком интересно, а вот что делать дальше, не понимал. Знаешь, когда тебе 18 или 19 и ты должен выбрать профессию на всю жизнь, ты можешь быть в замешательстве. Но сделать перерыв и просто тусоваться у меня возможности не было, так что я перевелся в строительный техникум — и это стало поворотным моментом.

Как именно обучение на мастера-строителя повлияло на твою дальнейшую карьеру?

Учеба совмещала теорию с практикой на стройке. Там я в основном занимался напольными покрытиями и очень быстро заметил такие симптомы, как раздражение кожи. Сначала я не связывал это с профессией, но позже начал подробнее изучать информацию о материалах, которые мы использовали. Оказалось, что мы неправильно с ними обращались и не предпринимали нужных мер защиты. Мы даже не надевали маски или перчатки, никто об этом не знал. Именно тогда меня заинтересовал вопрос здравоохранения в строительном секторе, и после окончания техникума я поступил в университет на факультет инженерной экологии.

В моей сфере даже при наличии высшего образовании к тебе относились так, словно ты ничего не знаешь и не умеешь. Надеяться можно было лишь на низкооплачиваемую работу или стажировку без оплаты, что очень удручало.

Расскажи подробнее: что такое «инженерная экология»?

Моя учеба в основном фокусировалась на таких областях, как экологический анализ, экологичное строительство, токсикология. Больше того, могу сказать, что главное в охране окружающей среды в целом — это закон. И мне очень повезло, что у меня был замечательный профессор, который по-настоящему «горел» этой темой. Он преподавал этот, казалось бы, скучный предмет в настолько увлекательной форме, что у меня появился интерес изучать его дальше. Это очень пригодилось мне в будущем, потому что моя профессия неразрывно связана с законодательством, и все полученные во время учебы знания я использую ежедневно до сих пор.

Звучит как интересная и узкоспециализированная профессия. Когда ты закончил учебу, была ли специальность востребованной? Легко нашел работу?

К сожалению, нет. Когда я закончил учебу, рынок труда в Германии был очень плохим. Ты мог откликаться на сотни вакансий, но оставаться безработным годами. В моей сфере даже при наличии высшего образовании к тебе относились так, словно ты ничего не знаешь и не умеешь. Надеяться можно было лишь на низкооплачиваемую работу или стажировку без оплаты, что очень удручало. Так что я понимал, что почти наверняка мне придется искать работу за рубежом. Я начал откликаться на все немецко- и англоязычные вакансии по моей специальности, которые только мог найти. К счастью, мне предложили работу в Цюрихе, и в 2011 году я очень быстро собрал вещи и переехал сюда.

Что это была за работа и чем конкретно занимается инженер-эколог?

Я сразу начал заниматься тем, с чем продолжаю работать и сейчас, а именно планированием, проверками и консультированием по вредным веществам в строительном секторе. Существуют правовые нормы, запрещающие использование определенных материалов, таких как асбест или некоторые консерванты для древесины. Чтобы понять, являются ли вещества опасными в каждом конкретном случае, недостаточно просто их идентифицировать – важна концентрация. Так, если в здании хорошая циркуляция воздуха или если вы открываете окна несколько раз в день, потенциальный риск снижается. Но очень распространенная проблема в наши дни возникает, когда покупают старые дома, ремонтируют их по современным стандартам и устанавливают новые окна с хорошей теплоизоляцией. Все выглядит прекрасно, а вот дом становится «запечатанным», поэтому ранее безвредные вещества теперь достигают в нем высоких концентраций и могут стать опасными. Именно по таким вопросам я и консультирую.

Что это за вещества, например, и какую опасность они могут представлять?

Одним из самых известных вредных веществ в строительстве является асбест. У тех, кто в течение долгого времени дышит воздухом с его повышенной концентрацией, могут развиться серьезные проблемы с дыхательными путями или даже рак. С 1990 года асбест запрещено использовать в строительстве, но он все еще присутствует в старых зданиях, поэтому очень важно идентифицировать его до начала строительных или ремонтных работ.

Другая серьезная проблема — радиоактивность, вызываемая радоном. Это газ, естественным образом выделяющийся из пор в земле. Обычно он встречается в подвалах старых домов, например, там, где традиционно хранится вино. Оригинальная конструкция таких домов сохраняла хорошую циркуляцию воздуха, поэтому радон быстро выветривался и был безопасен. Однако, как только дом герметизируют современными стенами и окнами, радон может стать высококонцентрированным и серьезно увеличить риск для здоровья.

В отличие от фармацевтической индустрии, в строительном секторе отсутствуют жесткие требования к новым продуктам, выходящим на рынок. Такие материалы могут продаваться и применяться десятилетиями, пока какой-либо медик не обнаружит связь между ними и проблемами со здоровьем.

Это действительно пугающие факты. Если эти вещества настолько опасны, почему они недостаточно известны и не слишком строго контролируются?

Есть несколько причин. Во-первых, не все виды реконструкций требуют разрешения. Например, если ты меняешь только кухню или пол в доме, запрашивать разрешение на ремонт не нужно. Такие изменения официально не контролируются, поэтому ты не знаешь о возможных опасностях. Во-вторых, не все потенциально опасные вещества запрещены. Некоторые из них находятся в так называемой серой зоне, так как в низких концентрациях их разрешено использовать в составе других материалов.

Кроме того, в отличие от фармацевтической индустрии, в строительном секторе отсутствуют жесткие требования к новым продуктам, выходящим на рынок. Такие материалы могут продаваться и применяться десятилетиями, пока какой-либо медик не обнаружит связь между ними и проблемами со здоровьем. Симптомы, вызываемые такими веществами, обычно очень неспецифичны, то есть у них могут быть и другие причины. Больше того, они могут проявляться не сразу, а только по прошествии многих лет. Так что на их официальный запрет может уйти очень много времени.

Как же мы можем защитить себя от этих потенциальных рисков? Нанять эксперта – единственный способ?

При покупке новостройки беспокоиться о таких веществах как асбест не стоит, его там не будет. Но если вы покупаете или ремонтируете дом старше 1990 года, то да, я определенно рекомендую нанять специалиста. Я понимаю, что это кажется дорогим, но на самом деле даже быстрой и бюджетной проверки может быть достаточно. Как частному клиенту вам, вероятнее всего, хватит визуального осмотра и тестирования нескольких образцов. После этого вы получите краткий отчет с рекомендациями обо всем, что стоит взять во внимание. Это уже будет очень полезно и не ударит по карману. Если же вы планируете небольшие изменения, например, новую кухню или напольное покрытие, я советую, как минимум, спросить подрядчиков по ремонту о возможных вредных веществах в помещении. Как правило, они смогут ответить на этот вопрос и дать рекомендации.

Полезная информация, спасибо за совет! Справедливо ли будет сказать, что после многих лет учебы и работы в этой сфере ты достиг такого уровня экспертизы, что решил начать свой бизнес?

И да, и нет. Действительно, вся моя профессиональная деятельность была сфокусирована на анализе вредных веществ в строительстве. Карьера развивалась постепенно: я начинал как руководитель проекта, затем стал руководителем отдела и, позднее, перешел в другую компанию на должность управляющего дивизионом. Но решение о выходе «в свободное плавание» никак с этим не связано. Скорее, меня разочаровала ограниченность полномочий в принятии решений. И дело не в конкретной компании, а в системе в целом, которая схожа в большинстве инжиниринговых фирм. Как сотрудник, ты должен поддерживать и воплощать в реальность даже те решения, с которыми ты не согласен. А самое печальное начинается тогда, когда ты еще и становишься ответственным за такие решения. Вот как раз до такого уровня я дошел, и, как только столкнулся с этим, достаточно спонтанно уволился с последнего места работы.

То есть ты не собирался начинать собственный проект? А как в итоге пришел к такому решению?

Да, я совершенно этого не планировал, просто хотел взять паузу и подумать о следующем шаге. Но когда ты работаешь в нише, рынок вакансий довольно мал, а спектр возможностей примерно понятен. В то же время благодаря своей деятельности в ассоциации экспертов индустрии, я знаю многих коллег и конкурентов. После увольнения я вкратце упомянул там, что мои контакты теперь меняются с корпоративных на личные. Уже через пару дней я получил несколько телефонных звонков с предложениями о работе и фрилансе. Больше того, мне звонили бывшие клиенты и настойчиво говорили, что хотят продолжать работу только со мной, независимо от моего места работы. Тогда я подумал: так, у меня уже есть клиенты и партнеры, заинтересованные в моих услугах, почему бы не попробовать?

На мой взгляд, размышляя о независимом проекте, каждый должен задать себе два вопроса: «Действительно ли я этого хочу?» и «Готов ли я на самом деле к взлетам и падениям?»

Здорово, когда клиенты убеждают тебя, а не наоборот. После того, как решение было принято, как трудно было начать свой бизнес?

Это то, что я особенно ценю в Швейцарии — ясность и прозрачность официальных вопросов. Сначала я даже не могу в это поверить. Когда я пришел в кантональные органы власти и спросил, какими должны быть мои действия, они удивились и ответили: «Пожалуйста, просто начните свой проект, а когда у вас будут клиенты и достаточно доходов, зарегистрируйтесь в компенсационном фонде и задекларируйте доходы в налоговой». Так что все было очень просто. Кроме того, мне повезло, что моя жена открыла свой бизнес несколько лет назад, поэтому у меня были некоторые практические знания и на регистрацию ушло всего 5-6 дней.

Тем не менее, из-за того что решение было довольно спонтанным, были ли у тебя сомнения в его правильности?

Конечно, я взвешивал риски. На мой взгляд, размышляя о независимом проекте, каждый должен задать себе два вопроса: «Действительно ли я этого хочу?» и «Готов ли я на самом деле к взлетам и падениям?» Потому что, начиная работать на себя, вы фактически теряете все те прекрасные преимущества трудоустройства, как оплачиваемый отпуск или больничный. Да, у вас есть свобода в принятии решений, но есть вероятность, что вам придется работать намного больше, чтобы сохранять тот же уровень дохода.

В один месяц можно сделать супер-оборот, а в следующий оказаться почти на нуле, так что лучше планировать бюджет ежегодно, а не ежемесячно. Я думаю, очень важно понять, способен ли ты на это до того, как начать свой бизнес. Мне повезло: в университетсткие времена я научился этому против своей воли. В то время я проходил стажировку в Министерстве сельского хозяйства, которая была очень ценной с профессиональной точки зрения, но не оплачивалась. Чтобы свести концы с концами, летом я работал в барах и ресторанах, а потом жил на эти деньги весь год. Так что я знал, что смогу справиться с нестабильным доходом.

Что тебе больше всего нравится в твоем формате работы и в профессии инженера в целом?

Специфика моей работы в том, что я часто бываю в разных местах и вижу много зданий, в которые нелегко попасть «с улицы». И это действительно очень интересно. Мои клиенты – не только частные семьи, но и музеи, университеты, государственные здания или промышленные компании. Так, однажды я проводил инспекцию городского театра Берна и в течение нескольких дней мог ходить по всему зданию, пользуясь генеральным ключом. Это уникальный опыт, поскольку я мог в буквальном смысле заглянуть за кулисы. Наверное, звучит сентиментально, но когда я еду на встречу или в другой город, всегда вижу здания, в которых я работал, и сразу возникает такое теплое ощущение, чувство дома.

А если говорить в целом о профессии, я бы определил инженера как человека, решающего проблемы. Независимо от специализации, инженер всегда сталкивается с одним и тем же процессом: определение проблемы, ее анализ, поиск решения, его применение. Именно поиск лучшего, более эффективного решения — то, что доставляет мне настоящее удовольствие. Поэтому даже в свободное время некоторые из моих увлечений связаны с этим.

Чем именно ты увлекаешься?

Мне нравится ремонтировать вещи, поэтому я уже несколько лет работаю волонтером в проекте «Repair Cafe». Это организация, которая стремится сократить одноразовое потребление, помогая людям починить их любимые предметы. Большинство волонтеров проекта являются экспертами в определенных областях – электронике, машиностроении, ювелирном и часовом деле. В Олтене, где я живу, мероприятие проходит три раза в год, и любой желающий здесь может сдать свои сломанные вещи в бесплатный ремонт. Для меня работа в «Repair Cafe» – всегда позитивный опыт, потому что каждый раз это вызов, новая задача, которую нужно решать. Кто-то приходит к тебе с проблемой, и ты ищешь способ разобраться в ней. Это очень увлекательный процесс.

Как интересно! Нам точно стоит заглянуть на ближайшее такое мероприятие. Теперь, поскольку мы коснулись личного, давай поговорим о семье. Ты сказал, что твоя жена тоже недавно запустила бизнес. Расскажи, как выглядит жизнь семьи предпринимателей? Не слишком ли это рискованно, когда оба партнера находятся на ранней стадии развития бизнеса?

Все верно, моя жена основала модный лейбл чуть раньше, чем я запустил свой проект. Конечно, это большой риск, и мы еще не достигли той точки, когда можно было бы с уверенностью сказать: это действительно работает. Да, мне было относительно легко начинать, поскольку у меня уже были клиенты. Но никаких гарантий на будущее это не дает. Поэтому я бы сказал, нужен еще как минимум год, чтобы оценить успешность такого подхода.

Что касается жизни в целом, то я думаю, для нас обоих все изменилось к лучшему. Мы работаем из дома, поэтому какие-то рабочие вопросы решаем вместе, помогаем друг другу. Независимость делает нашу жизнь более гибкой: в промежутках между проектами и бизнес-событиями мы можем взять несколько свободных дней и вместе поехать куда-нибудь. Конечно, мы берем с собой ноутбуки, чтобы в режиме онлайн решать срочные задачи, но в остальное время можем заниматься другими делами.

Я усердно работаю, когда проект идет полным ходом, и спокойно могу взять несколько выходных после его окончания. Благодаря такой свободе я получил шанс по-настоящему наслаждаться своей профессией.

Значит ли это, что благодаря предпринимательству твоя жизнь стала проще и расслабленнее?

Однозначно нет! Вообще мне часто говорят: «С тех пор как ты работаешь на себя, наверное, берёшь максимум один заказ в неделю и особо не напрягаешься!» На самом же деле теперь я работаю больше, чем прежде. У меня до сих пор бывают пиковые сезоны, когда я работаю почти круглосуточно в течение нескольких дней или недель. Кроме того, у меня появились дополнительные задачи, такие как администрирование, планирование, поиск клиентов. Что действительно изменилось к лучшему, так это появление возможности управлять своим временем самостоятельно. Я усердно работаю, когда проект идет полным ходом, и спокойно могу взять несколько выходных после его окончания. Благодаря такой свободе я получил шанс по-настоящему наслаждаться своей профессией.

Что ты можешь порекомендовать начинающим предпринимателям и тем, кто рассматривает для себя такую перспективу?

Я бы порекомендовал быть прагматичным и честным с самим собой. Если вы знаете, что риски запуска вашей бизнес-идеи высоки, подумайте о худшем возможном сценарии и приготовьтесь к нему. Либо отложите деньги на черный день, либо спросите себя, готовы ли вы на некоторое время снизить уровень жизни для развития своего бизнеса. Если вы можете это сделать и действительно хотите пойти предпринимательским путем, то смело делайте это. Каким бы ни был результат, вы узнаете так много нового — не только о бизнесе, но и о себе и своих способностях. И это гарантированная «прибыль».

Спасибо большое за эту увлекательную беседу и полезные советы. Мы желаем тебе больших успехов в развитии твоего проекта!

Узнайте больше о Бенджамине Лайтшу и его проекте здесь:

Добавить комментарий